aristakisyan (aristakisyan) wrote,
aristakisyan
aristakisyan

Category:

ПЕРВЫЕ ЧЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ.







Первые честные выборы.




     Демократические выборы – это притворство и развлечение. Если бы на самом деле существовал социальный заказ на честные демократические выборы, то всенародное голосование давно было бы заменено тестами, испытаниями кандидатов.
     Почему до сих пор не создана специальная школа, которая отбирает людей для передачи им властных полномочий с помощью самых разных тестов и каким должен быть тест, чтобы те, кто хотят власти ради власти, не могли его пройти?  
     Давайте пофантазируем, что было бы. Если бы открылась специальная школа для людей, которые хотят оказаться во власти. Понятно, что всех подавших туда заявление, стоило бы забраковать и выгнать вон. Всех нынешних кандидатов в мэры и президенты пришлось бы пристыдить или посадить за попытку захвата власти.
     Поэтому давать объявление о наборе в такую школу для кандидатов надо не по поводу власти, а по поводу чего-то другого. Не надо писать в объявлении: кто хочет пойти во власть? Надо написать: кто хочет научиться жить в говне? Только из таких людей, кто подаст заявление в такую школу – научиться жить так, чтобы к тебе не прилипало никакое говно – могут выйти настоящие кандидаты во власть.
     Только тем, у кого нет властных амбиций, можно находиться у власти. И это касается любой властной ситуации. Учить – значит, тоже находиться во властной ситуации, пользоваться властью. Поэтому известно, что только тот, кто не хочет никого учить, может чему-то научить.
     Готовить смену власти нужно только из таких людей, которые не хотят власти. Только у таких людей есть данные, чтобы справиться с властной ситуацией и использовать власть строго по назначению. Не на ее условиях, не для себя.
     Кто хотят быть "у власти", как правило, лишь подчиняются власти, но кто не имеет властных стимулов, может свободно надеть на власть ошейник. И такие люди есть среди нас – это и Маша Алехина, и Сергей Мохнаткин. Сами они власти не хотят, она им не нужна. Но именно потому, что им не нужна власть, никто этого не ценит.
     Даже в протесте люди хотят находиться под властью своего лидера, который к ней рвется и добивается от нее взаимности. Бестолковые журналисты называют это красивым словом «харизма».
     Красивое слово создает иллюзию понимания реальности и моментально погружает в сладкий сон, массовый гипноз. Одного слова достаточно, чтобы все уснули, потому что спать хочется всем и всегда.
     Кто просыпается, тот видит, что его кандидат, за которого он агитирует и голосует, идет во власть на ее условиях. Несмотря на то, что сам он может искренне думать по-другому, что идет туда ради людей. Но властная ситуация – это объективная ситуация, меняющая человека, независимо от того, каков человек.
     Уже потом окажется, что он сам не понял, как получилось, что обзавелся здесь активом, там активом. И еще взял, и еще, и еще. И остановиться нельзя. Умные люди как-то незаметно заменяются людьми надежными. Самого умного приходится, чтобы не убивать, судить и сажать. Сажаешь одного, за ним приходится сажать еще, затем еще – и конца этому нет.
     И соскочить нельзя, потому что сам окажешься следующим, кто сядет. Никто не свободен. Никакие свободные выборы невозможны, сам выбор невозможен. Выборы представляют опасность, опасно выбирать. Каждый, кто хочет получить власть на ее условиях – очень опасен. Каждый из кандидатов очень опасен.
     Чтобы в этом убедиться и наконец-то, впервые, провести честные демократические выборы, я месяц назад и предложил Кремлю заменить всеобщее голосование испытанием кандидатов. Я написал письмо в администрацию президента, где предложил и подробно описал один из таких тестов, которые должны пройти кандидаты в мэры Москвы в воскресенье 8 сентября. Ни на какие выборы ходить не нужно. Голосовать не нужно.
     Пачка стодолларовых банкнот кладется на стол, кандидаты вводятся мастерами гипноза в транс и по одному во сне проходят через комнату, где на столе лежит пачка зеленых. Потянется ли к ним их рука? Схватят ли они эти деньги? Кто-то схватит, а кто-то нет? Или схватят все?
     Никто из кандидатов не будет знать, что на них в телевизоре смотрит вся страна, что идет прямая трансляция. Они будут предоставлены только себе. Только той сущности, которая идет к власти и знает, зачем она туда идет.
     Можно усилить эксперимент. Когда каждый из кандидатов захочет схватить деньги, голос гипнотизера предупредит: можешь сесть в тюрьму, будешь рисковать?
     Самое интересное, если один только Навальный схватит деньги. Такое тоже возможно. Заодно тест позволит суду поставить в деле Навального все точки над «и».
     Если у Навального ничего не нашли, как ни копали, учитывая то, на какой он был должности, что губернатор его друг, то значит он честнейший человек по идее. Копали очень серьезно и ничего не нашли.
     Но раз они ничего на него не нашли, значит украл так, что найти ничего нельзя. И намного больше. Если бы нашли, что он украл столько-то – было бы понятно, сколько он украл. Но раз ничего не нашли, значит украл несравненно больше. Иначе бы нашли. Но ничего не видно. Но что не видно? Не видно, чтобы он что-то украл или не видно, что украл много?
     Что он хочет сказать этот Навальный – что он родился честным что ли? Но это хуже чем если бы украл. Хуже, когда непонятно, как можно было не украсть, чем когда понятно, как украл и сколько.
     Непонятно, или он такой искусный вор или сумасшедший, который не ворует. Но он не похож на сумасшедшего. Поэтому или искусный вор или кристально честный идиот. Следовательно, опасный, очень опасный идиот.
     Поэтому власти стоило рискнуть и пойти на эксперимент, который я предложил: провести первые в истории демократические выборы, заменив голосование тестом. Таких честных выборов не было еще, не только в России, но и в мире.
     Хочу с вами посоветоваться. Может мне продать эту идею Суркову на будущее? Неважно, что его уволили. Он за это возьмется, чтобы вернуться во власть. Тогда его точно снова приблизят к власти.
     Не говоря уже о том, сколько денег сэкономит процедура таких выборов в виде всего одного испытания. Ни за кого голосовать не потребуется, наблюдатели никакие не нужны. Никто потом не скажет, что власть украла голоса. Никаких митингов протеста «верните нам наши голоса» не будет.
     Каждый кандидат будет у избирателей перед глазами на экране телевизора – только кандидат и пачка долларов с надписью «чужое» на столе. Рука потянет его к деньгам – и вот тут начнется предвыборная борьба у каждого кандидата с самим собой. И каждый кандидат будет предельно правдив, потому что он будет во сне, один на один с деньгами. Но его сон будут видеть все, как он борется со своей рукой.  
     Никто же не верит в здравомыслие избирателей при голосовании. Поэтому избиратели должны просто смотреть на кандидатов, следить за их раскрытыми сущностями во сне. Только когда кандидаты заговорят на языке своих действий во сне, выборы состояться сами собой.
     Будет видно всем и понятно тоже всем, что происходит с кандидатом, с каждым. Как он идет и вдруг начинает красть. Украдет быстро или будет мучиться? Как долго он будет мучиться, решаться, бояться? Как скоро перешагнет через страх и пойдет дальше с пачкой денег в кармане?
     И тот, кто дольше всех будет с собой бороться, чтобы не украсть, тот и проснется победителем и мэром Москвы.
     Не помню, лень в Тору смотреть, как сказал Иакову Господь: ты боролся со мной и победил, поэтому нареку тебя Израилем. Это и есть демократические выборы. Выбор делается руками самих кандидатов, в абсолютно равной борьбе, а их избиратели не голосуют, не выбирают, а только смотрят. Люди любят смотреть на такое, на самом деле на себя смотрят.
     И это будут самые честные первые по-настоящему демократические выборы, потому что народу не придется никого выбирать, придется только болеть за своего кандидата, делать разумные ставки.
     Мастера гипноза вызовут сущности каждого из кандидатов, может не одну, чтобы между этими сущностями развернулась борьба. Победит в каждом кандидате, разумеется, та сущность, которая украдет деньги. Но победит тот кандидат, кто затратит на борьбу с ней больше времени. По-моему это и справедливо и объективно.
     И важный момент в процедуре выборов: голоса гипнотизеров не будут искушать кандидатов и толкать их на воровство. Наоборот, голоса будут их удерживать, озвучивать их страх и стыд. И мешать им, мешать идти к власти, к добыче.
     Несмотря на голоса, что эти деньги брать не хорошо опасно, можно сесть в тюрьму, борясь с ними, руки кандидатов дотянутся до денег и возьмут их. Потому что страшнее окажется не взять, чем взять. Таким образом, каждый из кандидатов осуществит демократический выбор в чистом виде.
     Потому что кандидаты такие же люди как мы, они выражают чаяния подавляющего большинства людей. Они не лучшие, но и далеко не худшие представители своего народа. И их сущности, вызванные гипнотизерами для борьбы за власть, являются сущностями каждого избирателя.
     Сущность каждого избирателя рукою кандидата будет через силу тянуться к деньгам – и таким образом голосовать за себя. И это самое главное, почему это будут по-настоящему честные демократические выборы. Потому что в них суть волеизъявления народа: каждый из кандидатов окажется живым и непосредственным воплощением своего народа в действии, в состоянии выбора, как воровства. И этот выбор, эти "выборы", - не просто мой проект, он происходит в реальности, здесь и сейчас, с каждым из нас.
     Идеальный избиратель и он же идеальный кандидат – это Джордано Бруно. Сегодня таким человеком в России является ученый Анатолий Москвин, которого посадили в психиатрическую тюрьму Нижнего Новгорода и второй год там калечат, колют страшными препаратами, сжигают его мозг и его уникальную Человеческую сущность.
     Волеизъявление российских граждан, у которых никакой воли нет, может осуществляться так и только так, чтобы их избранники находились под гипнозом. Потому что всем страшно и лень даже одним глазом взглянуть на Голгофу Москвина и на то, что с ним там делают, чтобы самим проснуться, очнуться, выйти из гипноза, наконец.
     Идеальный кандидат - представитель народа перед Богом, а не перед самим народом. Идеальный кандидат это тот, от кого народ отворачивается. Идеальный кандидат всегда будет предан народом, предан обществом. Предан суду, казни, тюрьме, гонениям, издевательству, как Москвин. Народ предпочитает своих, близких ему, своих именно кандидатов и представителей, а Москвин представляет освобождающую от сна силу, которую они не хотят, не хотят просыпаться.
     Поэтому только таких выборов заслуживает этот народ, эта власть, эта оппозиция. Чтобы они только смотрели, как их низкие человекоподобные сущности в лице их кандидатов борются за пачку долларов против этой самой пачки. Только так.
     Тот из кандидатов, кто продержится дольше всех, станет 8 сентября мэром, остальные сядут в тюрьму за воровство.
     Собянина можно не подвергать тесту совсем. Ему незачем участвовать в таких выборах и в таких дебатах с самим собой, соревноваться со своей алчностью.
     Кандидаты выберутся сами, не понимая куда – во власть или в тюрьму. Собянин уступит место мэра тому, кто пройдет тест и проявит себя как самый страдающий и нерешительный вор.
     На новоизбранного мэра нужно будет тоже завести уголовное дело за воровство. Посадить его можно всегда. Доказывать, что не крал, или оправдываться, что находился в невменяемом состоянии, он не станет. Потому что в невменяемом состоянии он прошел во власть.
     Кроме того, состояние невменяемости ничем от состояния вменяемости не отличается – как покажет тест, как показывает жизнь.
     Затем можно провести следующие выборы, набрать следующую партию кандидатов, в том числе от всех оппозиционных партий, и вперед – во власть, в тюрьму.
     Но не так легко устроить такие выборы. Чтобы чисто и объективно провести тест понадобится собрать очень хороших специалистов из Германии и США, у нас таких нет, даже в ФСБ. Должна быть собрана команда самых умелых гипнотизеров и врачей. Не коррумпированная комиссия врачей из-за границы – только в их профессионализме залог легитимности наших демократических выборов.
     Можно поступить по-другому, еще короче. Когда наши кандидаты окажутся в гипнотическом сне, с ними с самого начала могут начать разговаривать следователи и судьи. Чтобы во сне кандидаты шли во власть через следствие и суд - и проснулись уже в тюрьме. Как это уже происходит с Навальным, но он этого не понимает, что выборы мэра Москвы – это его сон.
     И общество тоже спит и во сне проходит тест перед судом. Его ловят на самых низких привычках - хвататься не за то и не за того. Поэтому проснуться такому обществу предстоит в тюрьмах и лагерях. Вернуться назад. Как будто ничего, что после тех лагерей было, не было. Как будто то, что было после лагерей, было сном перед лагерной побудкой дубиной по ногам.
     Только сейчас я понял, почему Кремль, администрация президента не ответила мне на мое письмо. Ну, во-первых, как гласит афганская поговорка: отсутствие ответа на письмо это тоже ответ. Но я, кажется, знаю, что именно мне ответил Кремль, почему проект моих выборов, несмотря на оригинальность и абсолютное соответствие идеи демократии не может быть принят в России.
     Ну, а если кто-то из кандидатов не возьмет деньги и победит, не будучи вором – что тогда?! Будет ли это народный выбор – вот в чем вопрос. Неизвестно, что лучше, вор или не вор. Ушлый народ понимает, что пусть лучше деньги возьмет, чем головы с плеч полетят. Как евреи говорят, когда деньги теряют: спасибо Господи, что взял деньгами.
     Можно же испугаться, если кто-то деньги не возьмет. Не взял бы кто-то из кандидатов, тот же Навальный денег, народ бы сразу напрягся. Если он идет не воровать, то зачем же он идет. Что он собирается делать с нами?
     Лучше уж пусть воруют. Пока воруют, жить можно. И в стране находиться можно. И уехать можно. Перестанут воровать – начнут расстреливать. Пока есть коррупция, можно что-то делать, как-то сводить концы с концами. Как только коррупция пойдет на спад, начнутся репрессии. Каждый гражданин страны будет объявлен носителем идеи, в армию пошлют воевать…
     Если кандидат денег не берет, то неизвестно что он захочет потом. Страшно сразу делается. Человек ворующий – он свой человек. Он – наш мэр, сэр, пэр.







День тишины 7 сентября 2013 года.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment